Ходячее н. (nestor_asa) wrote,
Ходячее н.
nestor_asa

[BMSTU] Сессия зимы 94/95 годов

В жизни каждого студента регулярно наступает момент прозрения, когда он замечает, что откуда-то в коридорах университета появились кучки студентов чуть побольше, чем обычно. Молодые люди переговариваются между собой, ходят по коридорам, как неприкаянные, и самое главное, ты внезапно понимаешь, что сам стал участником этого броуновского движения. И тогда рождается гениальная догадка: это зачетная неделя, и сессия скоро!

Во второй половине декабря 1994 года я быстро сдал все зачеты, кроме математики, которую наша группа почему-то почти каждый день писала вот уже неделю, по два-три-четыре часа. Это уже стало ритуалом, встать утром, выйти из общежития, прийти в Бауманку к заранее обговоренному времени (как правило, около 9-10 часов), подойти на кафедру на третьем этаже в конце южного крыла (не помню уже точных номеров аудиторий, справочник подсказывает, что это 310ю и 312ю) и посмотреть на дверях бумажку с информацией, какую же аудиторию для нас отвоевала наша математичка (и во сколько точно).

30 декабря 94-го мы почему-то должны были начинать позже, то ли в 11, то ли в 12 часов. Соответственно, я пришел минут за двадцать до назначенного времени (кстати, тубус для чертежей может быть использован не только для хранения чертежей, но это отдельная и личная история, и вряд ли я вам ее расскажу). Итак, заходя в здание, я встретил нашу преподавательницу психологии, она мне сказала - "Домой!". Мое ответное "Почему?" ее уже не догнало. Немножко недоумевая, я продолжил свой путь на кафедру, но по пути заметил, что слишком много народу идет на выход. И только я успел дойти до кафедры, как оттуда выбежала какая-то преподавательница, прямо на моих глазах сорвала со двери расписание преподавателей на сегодня и скрылась в дверях. Уже в некоторой прострации нахожу своих, которые стояли рядом, вскоре подошла наша преподавательница, и выяснилось, что какой-то неизвестный человек по телефону "подложил" бомбу в здание, и поэтому объявлена эвакуация. Воооооот оно что!!!!!! Мы все оделись, вышли во двор, поговорили о жизни, посмотрели на приехавших кинологов (с собаками), поздравили друг друга с новым годом и новым счастьем, преподавательнциа сказала, что 31-го по каким-то причинам (не помню уже) не получится, поэтому договорились снова встретиться то ли второго, то ли третьего января.

Знакомый с ИУ2 рассказывал, что в тот день у них был зачет по какому-то предмету, и они его просто продолжили на улице по принципу "вопрос" - "ответ" - "зачет" и быстро разошлись. У другого был то ли зачет, то ли уже экзамен по информатике, они сидели в "аквариуме" (большой компьютерный зал в северном крыле, прозванный так за уйму стеклянных перегородок), и прибежали "черепашки-нинздя" (вузовская охрана), которые выгнали всех. Не помню, как они потом разбирались, поставили ли автомат всем, кто был, или потом продолжили.

Тридцать первого-первого числа я встречал Новый год. Наверно таки труды наши праведные по математике у нас продолжились третьего. Эпопея с бомбами продолжилась, и каждое четное число мы искали возможность продолжить занятия в других местах. Вскоре на доске объявлений на "Красной площади" (небольшая площадка с красными стенами, через которую проходят все, кто входит в главный корпус бауманки со стороны общежитий или метро) появился шутливый график ответственности факультетов за бомбы, в духе "понедельник - ИУ; вторник - МТ; среда - Э; четверг - СМ; пятница - РЛ; суббота - РК; воскресенье - ИБМ". Рядом висел чей-то крик души: "Товарищи телефонные террористы! Убедительно прошу перенести подкладывание бомб на нечетные числа, так как не могу сдать экзамены!".

Забегая несколько вперед, отмечу, что ту самую доску объявлений в сентябре 1995 года оккупировали толкиенисты, которые своими Смеагорлами, Гэндальфами и прочим Мордором не оставили места для нормальных объявлений, и вскоре доску отправили в ссылку в проход во внутренний дворик (в центре прямо под актовым залом и балконом), где она быстро скончалась от недостатка внимания. Когда я там впоследствии проходил (всего несколько раз за семестр), то замечал лишь несколько сиротливо висящих бумажек, которым было неуютно на пустом большом пространстве доски.

Итак, в следующий раз бомбу "положили" то ли второго, то ли четвертого января. Это не важно, но суть заключалась в том, что поначалу после каждого такого сообщения главный корпус закрывали на день, а эвакуация была не очень хорошо организована, а впоследствии все привыкли и народ уходил быстро, а здание закрывали всего на полдня, и если тревоге случалось быть с самого утра, то уже в 13-14 часов можно было продолжать занятия. Но не единым главным корпусом жива Бауманка, и с середины первой недели января мы продолжали упражнения по математике в спорткомлексе, в одной из комнатушек в административной его части, а пару раз занимали буфет, который в сессию не работал. Аналогично поступали преподаватели по другим предметам и на других кафедрах/факультетах, отчасти этим и объясняется, что эвакуация из главного корпуса проходила быстрее и проще, так как народу там было несколько меньше.

Тем не менее, не забуду жуткого впечатления - одна из наших групп ходила заниматься даже не в бауманку, а в пединститут имени Крупской (он расположен где-то в районе улицы Радио), 12-го там сдали экзамен, а 13-го там (в пединституте) вечером действительно взорвали вход. Я как-то не очень четко помню обстоятельства, но вроде все-таки это была не шутка.

Экзамен по информатике мы сдавали в аквариуме, 6-го числа (четное!), и так как мы уже помнили про два случая (30.12 и 04.01), то во время экзамена я в первую очередь сделал практическую задачу на компьютере, сдал ее, начал писать теорию, и тут как раз наступила очередная эвакуация. Но не прерывать же экзамен? Поэтому, посмотрев, что я написал по теории, преподавательница мне (и еще кому-то) сразу поставила "отлично", а остальных она собрала и ушла с ними куда-то в другой корпус дописывать теорию, и тут я уже не помню, чем все закончилось.

С инженерной графикой случилась еще более прикольная история. Поскольку экзамен тоже включал в себя практическую часть (выполнить чертеж на компьютере в AutoCAD), преподавательница в декабре объяснила, что для экзамена диспетчерская выделит аудиторию без компьютера, поэтому проще последную лабораторную работу в семестре заменить практической частью экзамена, чем специально договариваться с кафедрой о выделении компьютерного класса. Так мы и сделали, и с этим не было проблем. Собственно экзамен (от которого осталась только теоретическая часть) в моей группе был назначен на 12 января. За пару дней до экзамена мы уже поняли закономерность с четными числами, поэтому я обрадовался предложению-просьбе девушки из параллельной группы помочь ей подготовиться. У нее в группе экзамен был назначен 11 января в 15:00, преподаватели те же самые. Поэтому я решил попробовать сдать его спокойно вместе с Олей. 11-го утром я приехал к ней домой на Чертановскую, мы немного посидели, почитали учебники, попили чай, слегка пообедали, снова изучали материалы, короче, позанимались спокойно.

Приехали на экзамен, спросили - а мне досрочно сдать можно? Можно! Берем билеты и задания по начертательной геометрии. Мы с Олей садимся рядом. Проходит несколько минут. Оля тыкает пальцем в свое задание - "я не знаю, как это делать" (помнится, это был поворот точки вокруг произвольной оси). Я смотрю, вижу, как это выполнить. Я думаю, что же делать, незаметно объяснить замучаешься, вдруг я вспоминаю обстоятельства выдачи заданий и на меня находит озарение, предлагаю посмотреть ей свое задание - "можешь это сделать?". Она смотрит, видит, что там всего лишь пара простейших построений, отвечает, что да, может. И мы тихонечко, чтобы преподавательница не заметила, меняемся заданиями!!! Это же листы формата А3! Все, перечерчиваем задания на собственные листы, и радуемся тому, что преподша не записала, кому какие достались варианты заданий. С готовым чертежом я выхожу, отвечаю на какие-то незначительные вопросы и получаю "отлично". Минут через десять тоже выходит жутко довольная Оля, с пятеркой, рассказывает, что преподша приняла чертеж и даже толком ничего спрашивать не стала, так и прямо сказала, - "зачем девочке такая наука?".

Ну, а 12-го января пошла сдавать экзамен моя группа. Я пришел с ними только в качестве группы поддержки. Но это было четное число, и поэтому я не удивился, когда через полчаса после начала экзамена наступил плановой очередной пиздец срыв занятий. Поэтому группа тут же ушла в библиотеку при общежитии, а я, довольный, что мне не пришлось тесниться с чертежами в маленькой клетушке, ушел к себе домой в том же самом общежитии.

Собственно экзамен по математике мы даже не стали сдавать в аудитории в главном корпусе, потому что это было 20 января, а почетное бомбометание продолжалось. Так что мы сразу пошли в буфет в спорткомплексе, где все прошло нормально. И я не помню когда же, наконец, я получил зачет по математике, но это было уже в середине сессии. У моей копии зачетки спросить нельзя, она врет, так как ставили другую дату на основании каких-то хитрых соображений. Этому и удивляюсь до сих пор. Вроде в течении семестра хорошо работал, вовремя сдавал промежуточные работы, но почему-то переписывал очень много во время сессии. Очень много!

После сдачи всех экзаменов я потерял интерес происходящему в главном корпусе, поэтому не помню, когда бомбизм прекратился, так же и не помню, когда закономерность нарушилась, и бомба пришлась на нечетное число.

Весенний семестр 1995 года начался абсолютно нормально и без каких-либо происшествий. Что меня больше всего удивляет, подобного больше не повторялось в последующие сессии, то ли бомбистов поймали, то ли они убедились в неэффективности подобных попыток срыва занятий.
Tags: МГТУ, Москва
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 46 comments